Блог ведет – Жугер Елена Викторовна. Директор аудиторской компании «БелАудитАльянс» • Автор бизнес–статей в деловых и профессиональных изданиях • Сертифицированный аудитор • Эксперт-консультант • Налоговый консультант • Председатель комитета по методологии и аудиту общественного объединения "Ассоциация аудиторских организаций"

Готовимся к семинару «НАЛОГОВАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ (ВАШЕГО) БИЗНЕСА: Неправильная налоговая стратегия и ее последствия»

Лет 5 назад я смотрела американский сериал про адвокатов, которые защищают клиента по вопросу уклонения от налогов. И лейтмотивом в сериале шла информация о том, как государственный департамент по налогам собирал информацию об уклонении от уплаты.

И тогда я так восхищалась процессом – налоговики, используя дистанционные способы контроля, быстренько насобирали доказательств на уголовную статью. И подумала – вот бы наши так.

И вот оно, случилось (бойся своих желаний).


В последние годы проверяющие все более и более креативны в сборе доказательной базы и все чаще используют современные источники доказательств.

Что скажешь – IT-страна!

Если раньше в акте проверки все выводы строились на основе первичных документов, то в настоящее время, как правило, очень редко лезут в бумажки.

Какие инструменты используют налоговики и ДФР для обоснования нарушения.

  1. Опросы должностных лиц и работников компании – директор, финансовый директор, главный инженер, технолог, главный бухгалтер, водитель и др. Могут опросить любого работника в зависимости от целей получения информации.
  2. Опросы должностных лиц и работников компаний-контрагентов.
  3. Встречные проверки контрагентов, в том числе, и за пределами РБ.
  4. Изучается деловая переписка, в том числе, через мессенджеры, электронная почта, СМС-сообщения, чаты.
  5. Запрашивается информации у операторов сотовой связи о местонахождении должностных лиц организации в тот или иной момент.
  6. Используются данные прослушки телефонов и в акте проверки так и отображается – тот-то и тот-то сказал то и то.
  7. Собирается информация о взаимозависимых и аффилированных лицах через ЕРИП.
  8. Есть опыт использования информации иностранных организаций и банков о выявлении подлинных собственников бизнеса за пределами РБ.
  9. Используется информация таможенных и пограничных органов в отношении перемещения работников компании за пределы РБ.
  10. Используется информация об IP-адресах и информации, на них входящую и исходящую.
  11. Используется информация с серверов, в том числе, облачных, восстанавливается архивная и удаленная информация.
  12. В начале августа ИМНС по Брестской области опубликовала информацию, что для проверки был использован квадрокоптер. Так налоговая боролась с неоформленными работниками у фермера и допричислила ему подоходный налог.


Таким образом, любая информация может стать доказательством по акту проверки.

И если кто-то, прочитав приведенный список, все еще говорит: «А вот пусть докажут» — не обольщайтесь, доказывать будете вы.

Это я не к тому, чтобы вас в очередной раз напугать.

Просто многие руководители до сих пор используют схемы оптимизации налогов, за которые больно наказывают, причем и за тот период, когда п.4 ст.33 НК и в помине не было. Может, пора уже остановиться?

Я искренне желаю, чтобы наш белорусский бизнес был самым процветающим, и вношу в этот процесс свою лепту

Берегите себя!
Ваш аудитор, Елена Жугер

02.09.2021

Другие новости